Эксклюзив: интервью мэра Златоуста Максима Пекарского

Как борется со своим «синдромом полицейского» и что за традицию соблюдает, «прыгая» в новый год: Максим Пекарский дал эксклюзивное интервью корреспонденту «Златоуст.инфо». Рассказал, почему ездит домой на маршрутке, и какие цели наметил в развитии города на 2020 год.
— Максим Борисович, Вы не представляете, сколько запросов мы получили за эти два месяца. Все хотят знать, кто он, новый мэр. В интернете очень мало информации о Вас. Почему так?
— Это «синдром бывшего полицейского». Когда вся эта история началась (конкурс и назначение на пост Главы ЗГО, - прим.ред.), я разговаривал с руководителями областного уровня. Сказал, что у меня есть проблема: я непубличный человек. Ответ был такой: нам публичности хватит, нам нужны дела.
— И вот непубличный человек у власти. И посыпались комментарии златоустовцев. «Поменяйте команду! Увольте пол-администрации, они не умеют работать» - такие эмоциональные обращения к Вам появляются на нашем сайте. И Вы-таки начали свою работу с кадровых перестановок. На сегодняшний день команда Главы сформирована?
— Нет. Изменение команды невозможно на этапе формирования бюджета. В Златоусте случился форс-мажор, если по-честному. К ситуации, которая произошла в августе не был готов никто. Некоторые люди (сотрудники администрации, - прим. ред.) до этого момента находились в зоне комфорта, а сейчас им приходится всё менять. Определённые кадровые решения были приняты. И будут ещё, но уже в Новом году.
— Для тех, кому предстоит покинуть должность, такой исход не будет сюрпризом?
— Со всеми заместителями был разговор. Моё условие такое – они должны приходить ко мне не с проблемами, а с решением. Я вижу, что ряд руководителей работает по шаблону и меняться не хочет. Меня это не устраивает. Бывает так, что совещание заканчивается, я спрашиваю: «Какие предложения»? А ответа у некоторых руководителей нет. Для чего они тогда здесь?
— Может, команде нужны люди не из системы? Оппозиция?
— А кого вы называете оппозиционерами? При вступлении в должность у меня был круг лиц, которым я хотел доверить работу. Есть много людей с активной жизненной позицией. В узком кругу их почему-то привыкли называть оппозиционерами. Я их всех прекрасно знаю. Но, легко рассуждать, сидя на диване. Другое дело, когда с тебя есть спрос.
— Давайте перейдём к большой теме – полумиллиардные газовые долги Златоуста. Город до сих пор возглавляет чёрный список?
— Мы возглавляем рейтинг должников, но нас догоняет Миасс. А вообще, во многих городах схожие проблемы. В советское время каждое предприятие имело на своей территории котельную, которая обслуживала не только жилой фонд, но и социальные объекты. А потом приватизация. Сейчас на территории метзавода котельная, которая неэффективно вырабатывает тепло. Убыток большой. Есть еще момент такой – заниженные нормативы. Плюс дырявые сети и «неукутанные», на которых есть теплопотери. Тепловой контур нарушен и в домах. Надо смотреть всё в комплексе.
— Какой выход из ситуации?
— По метзаводу выход такой: строительство четырёх блочных котельных, либо реконструкция действующей котельной. Сейчас это просто махина старая с советскими горелками, которая топит неэффективно. И мы в аренду её забрали. По сути, это металлолом. Но, поменять оборудование и утеплить трубы – дешевле, чем строить новые котельные. Рассматриваем сейчас оба варианта, каждый день совещания с разными специалистами.
— Есть какой-то дедлайн? Или это «проект проектов»?
— Нет, всё вполне осязаемо. Мы создали дорожную карту. Каждый четверг смотрим динамику: что сделано за неделю. Когда я пришел, мы слушали доклады по этим котельным. Я понял, что топчемся на месте – полтора месяца ничего не делаем. Докладываем из недели в неделю, а движений никаких. Сейчас работа пошла по всем объектам. Обсуждаем с различными специалистами, и теми, кто когда-то обслуживал эти котельные, и теми, кто новые «блочки» строит, они нам рассказывают свои плюсы и минусы, специалистами по теплоузлам. Областное правительство готово принять решение о софинансировании, когда увидит в наших планах и действиях верный путь. Но в правительстве региона больше склоняются к строительству новых блочных котельных в разных районах метзавода. А вообще жители могут частично сами решить проблему.
— Интересно.
— Да, Миасс в этом отношении ушёл дальше: собственники недвижимости сами устанавливают котельную, и она отапливает конкретно взятый дом, никаких потерь на трассах нет. Сколько надо – столько потопили. Жарко на улице – убавили. Устанавливается за счет жителей. Срок окупаемости такой котельной примерно 2-3 года. Есть показательный пример. Человек приезжал к нам с Миасса, показывал квитанцию – он за свою пятикомнатную квартиру в 188 квадратных метров платит 2700 рублей в месяц за газ. А ведь это и подогрев воды, и приготовление пищи, и тепло в доме. В Златоусте тоже есть неравнодушные жители, которые считают свои деньги: у нас будет пилотный проект в 5-ом микрорайоне, там жители будут делать свою котельную. Пока мы только в стадии подготовки документов. Двигаемся очень слабо, честно говорю. Но с нового года работа пойдет активнее.
— Ну вот, и к району машзавода перешли. А тут тема, которая рвёт все информационные ленты – когда вода в кране будет прозрачной, а батареи горячими? Вопрос в острой фазе уже лет пять. Что планируете с этим делать?
— Мы в процессе переговоров. Столкнулись с проблемой – поставщик тепла находится на территории завода. А сети частные. И с этим есть сложности. Плюс, сети в неудовлетворительном состоянии.
— Знаете, простых жителей эти проблемы мало интересуют.
— Я понимаю, работу ведём. А вообще, чтобы уйти на закрытую систему, надо сети перекладывать, менять диаметр трубы. Представляете, что будет с машзаводом?
— Перекопан весь будет.
— Поэтому надо идти по пути энергоэффективности. Если есть возможность поставить котельную – надо ставить. Если газ подведен, надо ставить блочную котельную у дома.
— Не называется ли это перекладыванием решения проблем на плечи жителей?
— В частных домах есть котлы газовые. Все мы собственники своего жилья. И в квартирах живут собственники. Вы же когда квартиру будете продавать, не придёте в администрацию или в управляющую компанию и не скажете: «Вот вы нам трубы чинили, меняли, заберите свои 100 тысяч». К сожалению, у нас такой менталитет – думать, что кто-то кому-то должен. Люди должны относиться к себе как товариществу собственников жилья. Там где есть ТСЖ, либо кооперативы – ситуация другая. Там реально люди чувствуют себя хозяевами. А мы, как муниципалитет, не можем вкладывать деньги в квартиры собственников.
— Незадолго до смены власти в Златоусте работали представители контрольно-счётной палаты. Проверка обнажила ряд серьёзных нарушений.
— Количество нарушений действительно большое. Недавно состоялось совещание на моём уровне, мы рассматривали, каким темпом идёт их устранение. Про каждое не буду говорить. Где-то это – неэффективное использование денежных средств, не совсем верно проведена конкурсная процедура. Вся работа идёт. По стадиону Ишмуратовой в рамках уголовного дела проводятся следственно-оперативные мероприятия.
— На время действий стройка заморожена?
— Там подрядчик определённые работы выполняет. Вопросов много по стадиону. Изначально проектировщиками были приняты спорные решения. Трибуны сейчас укрывают мембраной специальной – устраняют ошибки проектировщиков. Вот насколько это решение эффективно? Сколько оно прослужит?
— Вот так. Строили-строили, сроки сдачи пропустили все, и неизвестно в итоге вообще будет ли стадион функционировать…
— Стадион позволит проводить определенные соревнования. Было предложение в январе провести Кубок Губернатора по биатлону. А вообще, хотя бы этапы Кубка России проводить на данной площадке – уже замечательно. Я со специалистами разговаривал, с руководителями Федерации лыжных гонок России, они убеждены, что сможем. Там есть проектные решения, которые не позволяют проводить массовые мероприятия – масстарт и эстафету. В этом проблема. А вообще, решение этому мы нашли. И, возможно, летом уже всё исправим. И трасса будет пригодна.
— Еще одна история про недобросовестных подрядчиков связана с Мемориалом.
— Да, меня очень она волнует. Потому что это – история, в которую уже я вошёл. Был конкурс, подрядчик выиграл, начал работы, заключил такие же договоры по всей России, завёл сюда субподрядчиков, и работу их не контролировал. И тут не то, что по окончанию контракта работы не сделаны, ещё и причинён ущерб фигурам воинов, которые под пилонами стоят. Их не укрыли. Это объект культурного наследия, и, чтобы теперь принять решение по восстановлению этих объектов, надо провести обследование. Просто покрасить их не получится. Нужны специальные технологии. Вопросов много к нам. Вот сейчас будет ДК «Железнодорожник» ремонтироваться, там каждый день надо ходить с линейкой – вымерять, контролировать.
— Речной трамвайчик – ещё один «фигурант» отчётов контрольно-счётной палаты. Будет он курсировать?
— Не знаю. Давайте не будем про него. Ну, было такое решение принято. Идея-то неплохая. Вопрос, насколько водоём позволяет использовать такое средство. Я помню, когда здесь лодки плавали. Хороший пример – озеро Кабан в Казани. Это было заболоченное место. А потом запустили прокат лодок, катамаранов. Очень хочется, чтобы и у нас так стало.
— Раз уж про транспорт тема зашла, не могу не спросить, что за подарок такой к новому году – бесплатный проезд для школьников? И ведь нашлись у города на это деньги.
— Да, мы изыскали такую возможность. Много всяких мнений было. Но мы остановились на этом решении. Пока дети будут ездить бесплатно. Там есть ряд вопросов по поводу получения карты. Отдельно хотелось бы про трамвай сказать. Сегодня два исхода – либо трамвай убирать совсем. Либо дать ему поддержку. Мы даём. Идей по движению трамваев много, например, есть предложение сделать реверс в районе вокзала.
— Это как течение реки пустить вспять.
— Ну да. А сейчас, почему не едут люди? Потому что там кольцо трамвай делает, едешь лишние 10 минут. А если он поедет по ходу движения автомобилей, а не против, как сейчас, то и пассажиров будет забирать на вокзале. Этот вопрос в мечтах. Но мы его уже обсуждали с руководителями железной дороги. Они готовы оказать содействие.
— Вообще, тема общественного транспорта в Златоусте довольно острая. Со времён маршрутной реформы, а ей уже года полтора. Златоустовцы до сих пор «теряют» маршрутки. Народ, откровенно говоря, плюётся.
— Я сам иногда езжу на маршрутках. В воскресенье гулял с семьей, смотрел, как у нас чистятся лестницы, тротуары. Кучу замечаний сделал. После этого мы сели на маршрутку. Конечно, я возмущён. И её состоянием, и безопасностью, которой нет. От вокзала до тюрьмы водитель всё время считал деньги во время движения. Кстати, ждали мы её недолго. На остановке стояли 4 минуты. У меня главный вопрос к УЖКХ – как они, как заказчики, осуществляют контроль. Много претензий. Надо делать контрольные замеры. Потому что перевозчики частные – отработали в час пик, кассу сняли и домой. В обед также, вечером после 19-00 нет маршруток. Выход вижу такой: надо делать диспетчерскую службу. В 2018-ом году мы привезли хороший опыт из Казани, и этот опыт здесь не воплотили. Там Глава принял решение при поддержке Президента: на маршрут могут выходить только низкопольные автобусы большой вместимостью. Мы не осуществляем контроль должным образом за частным транспортом – это наша проблема. Это условия конкурса, порядок предоставления услуги по перевозке пассажиров надо пересматривать. Будем всем заниматься.
— Новый год, новые планы. Какие цели наметили Вы, как Глава? Что ждёт Златоуст?
— Есть хорошее понятие – идеология благоустройства. На сегодняшний день у Златоуста её нет. Я говорил об этом во время своей предвыборной кампании. Люди не хотят жить мечтами. Здесь и сейчас нужен ухоженный город, с хорошим освещением, парками и скверами. Мы в эту работу входим постепенно, не хватает специалистов, профессионалов. Часто смотрим с точки зрения освоения денежных средств, как, например, контракт правильно сформировать. А нужно мыслить шире. Так что основной вопрос нового года – это благоустройство. Плюс ещё долги за газ, надо найти выход из ситуации. Хотя опять же – благоустройство видят все, ситуация по долгам скрыта от глаз жителей. И по закрытой системе водоснабжения в районе машзавода надо работать.
— Ваше предыдущее место работы – компания «Смарт». Какая сегодня связь с предприятием?
— Я рад, что мне довелось поработать в «Смарте». Хоть и недолго, всего 10 месяцев. Компания мне очень много дала. Работал я там простым инженером, у меня не было в подчинении ни одного человека. Компания крупная и позволяет себе строить отдельные объекты. Вот я работал в строительном отделе и занимался документальным сопровождением всех проектов, например, надо построить завод или сделать какую-то реконструкцию, вот всё документальное сопровождение – от получения земли в аренду и дальше – этим я занимался. Сегодня хорошая связь с предприятием. Мы в диалоге с руководителем. Вместе мы хотим немного переформатировать муниципальное объединение работодателей. Алексей Евгеньевич (Волков, ген.директор «Смарт», - прим.ред.) очень переживает за всё, что сейчас в городе происходит, особенно в части благоустройства, он очень любит Златоуст. Он готов выступить с идеей – чтобы предприниматели отвечали за приближенную территорию, приводили фасады и вывески к единому стилю, наводили порядок, вплоть до чистых четвергов. Город у нас некомпактный, поэтому в каждом районе должны быть свои знаковые территории, пешеходные зоны, велодорожки. Вот, что надо делать.
— Каким видите город через 5 лет?
— Чистым. Когда дочь маленькая была, спрашивала: «Папа, а почему на улице так грязно»? А через два года перестала вопрос задавать. Значит, привыкла. Вот для меня это самое страшное. Я бы хотел изменить Златоуст так, чтобы, когда мои друзья приезжали из других регионов, я их вел самым коротким маршрутом, и мне бы не было стыдно за мой город.
— В начале нашего диалога вы признались, что до сих пор боретесь с «синдромом бывшего полицейского». И вот сейчас, спустя два месяца в мэрской должности, всё ещё волнуетесь на публике?
— Уже меньше. Но публичность – это очень сложно и не всем дано. Хотя у меня есть определённый опыт, я же четыре года проработал в должности заместителя Главы ЗГО. А вот, когда опером работаешь, надо незаметным быть, то есть – полная противоположность. Я начинал с должности оперуполномоченного уголовного розыска в первом отделе милиции УВД Златоуста. Потом в управлении по борьбе с организованной преступностью 10 лет служил. А на этих местах публичность точно не нужна.
— Мне хотелось спросить у вас про самый экстремальный поступок в жизни, но теперь кажется, что главный экстрим всегда связан с Вашей работой.
— Ну да. Было много ситуаций, когда адреналин зашкаливал. Мы застали, пожалуй, самые сложные годы. Я окончил Школу милиции в 1994-ом, и, выйдя на службу в 21 год, мы с однокурсниками оказались в самом пекле событий. Лихие 90-е, сами понимаете.
— То есть, прыжков с парашютом и других леденящих кровь развлечений не было?
— Нет. Сейчас источник адреналина – спуск на горных лыжах. Я только осваиваю их. А вообще люблю беговые. Раньше каждый выходной ездил за пруд на стадион Ишмуратовой и катался.
— Со спортом, значит, дружите.
— На велосипеде люблю кататься. Вот только негде. Эту проблему тоже надо решать, велодорожки делать. Велосипедистов у нас очень много, я весной сильно удивлён был, когда увидел, насколько много. Катаемся с детьми за прудом или у Тарелки.
— Как семья восприняла Ваше желание бороться за кресло мэра?
— Это решение совместное. И сын принимал участие в этом диалоге. Поэтому мы сейчас этой темы не касаемся. Если я поздно приезжаю или в выходные работаю – никаких обид и обсуждений. Да, я размышлял: зачем мне всё это надо. Но выбор сделан. И я бы жалел, если бы отказался от должности. Но, прежде всего, я – семьянин. Для меня семья первична. Мы с супругой на днях отметили 25-летний юбилей. У нас трое детей. Старшему 24 года, дочерям – 11 и 5 лет. И, что бы ни случилось, семья на первом месте. Я всегда выберу интересы семьи.
— Новый год вот-вот наступит – как отмечать будете? Есть ли традиции семейные? Но, прежде, уж больно любопытно: какую книгу читали последней?
— Последняя прочитанная книга – «Чёрный город» Бориса Акунина. Вообще перечитал его всего. «Собачье сердце» нравится Михаила Булгакова. Ну и детям перед сном читаю, девчонки любят сказки-загадки. А вот похвастать шедеврами мировой классики, к сожалению, не могу. На новогодние праздники наша семья никуда не уезжает, будем в городе. Кстати, Главы всех муниципалитетов начало января проводят на местах, в графике, на дежурстве. Новый год для меня – всегда семейный праздник, пригласим бабушек, это – закон. У нас есть традиция: мы прыгаем в новый год. Конечно, дарим подарки детям. И фотографируем на фоне курантов в телевизоре. На столе всегда «Оливье», обязательно фирменное блюдо супруги, мы его называем «Креманочки», и пельмени. Мы их лепим все вместе. И даже младшая дочка помогает. Ну, и по традиции 31 декабря ходим в баню.
— Спасибо! Максим Борисович, с наступающим!
— С Новым годом редакцию и всех читателей «Златоуст.инфо».
Екатерина Матвеева
Made on
Tilda